Просмотров: 70

Можно ли сберечь детей от насилия?

В последнее время все страшнее читать новости. Все чаще мелькают известия о различного рода убийствах, самоубийствах, издевательствах над детьми и прочие ужасы. Хотелось бы понять, почему все это происходит в современном мире. Кто способен на такие поступки и как уберечь детей от такого тяжелого детства, которое может не перейти во взрослую жизнь.

Конечно, невозможно все объединить и обобщить, ведь причины поступков у всех разные. Давайте попробуем разобраться на примере одного конкретного случая, истории, которая всколыхнула не только Башкирию, но и всю Россию. Я говорю о случае, произошедшем в Башкирии в селе Исмаилово.

Из различных источников информации мы узнаем, что молодая женщина 28 лет Юлия Хабирова убила своего годовалого сына Тимура и закопала тело ребенка на собственном участке.

Что можно сказать о ней? Она неоднократно врала. Соврала полицейским, что ребенок пропал из кроватки. Наврала в социальном центре, что ей необходимо устроиться на работу и для этого ей нужен детский сад для дочери 5 лет и няня для сына, которому 1 год. Врала няне Тимура, что ходит на работу. Также свекровь Юлии уверена, что рассталась она с ее сыном для того, чтобы быть свободной и иметь возможность вольной жизни. Сама девушка говорит, что убила малыша, чтобы он не голодал. По ее словам, у нее очень большие долги, а бывший муж не помогает. Хотя свекровь утверждает, что Денис помогал Юлии по мере возможности. По мере возможности — это, конечно, не полноценная алиментация, но дети вряд ли голодали. Читая дальнейшие источники, мы обнаруживаем известие о том, что Юлия отказывалась от помощи бывшего мужа, чтобы доказать, что она сама может содержать семью. На постоянную ложь способен человек с неразвитым или стрессующим кожным вектором.

Также свекровь Юлии утверждает, что расставание с ее сыном сноха объяснила тем, что Денис уделяет мало времени семье и детям. Няня же Тимура говорит, что не было видно, что Юлия привязана к детям, что любит их. Требование любви и неспособность любить говорит о наличии у Юлии неразвитого зрительного вектора, когда нет стремления к состраданию и сопереживанию, но есть желание к получению любви для себя. Никто не подозревал, что Юлия способна на такой поступок. Хоть свекровь и предполагала, что невестка сама замешана в исчезновении Тимура, но даже не догадывалась о том, что Юлия могла убить ребенка.

И свекровь Юлии, и няня Тимура сообщают, что дома у Юлии всегда был порядок, приготовлена еда, дети были чистыми и опрятными. Это значит, что у девушки есть достаточно развитый анальный вектор. На его наличие указывает и то, что женщина сама созналась, что задушила ребенка.

На страничке в соцсети ВК у Юлии стоит статус «Какая разница» — если перефразировать эти слова, то получится «Какой смысл». По всей вероятности, девушка не видела смысла в жизни, что говорит о нехватках в звуковом векторе. Свекровь в самом начале исчезновения малыша говорила, что Юлия вела себя несколько странно, перестала общаться не только с бывшим мужем и свекровью, но даже со своими родными, что тоже может указывать на депрессию в звуковом векторе. И в то же время в деле появляется третий фигурант, который, вероятно, состоит в близких отношениях с Юлией, и мы не знаем, что это за человек и что он мог внушить девушке. А учитывая плохое состояние зрительного и звукового векторов у Юлии, она могла быть вполне внушаема.

Пятилетняя дочь девушки говорит, что мама в этот вечер пила, а Тимур плакал, а потом резко стало тихо.

Юлия задушила своего годовалого сына, завернув его в одеяло. А потом закопала его. А утром сообщила о пропаже малыша… И скорее всего, причина этого поступка была вовсе не в желании избавить малыша от голода. Здесь могло быть две причины: либо ребенок, требующий много внимания, чего Юлия дать не могла, мешал ей строить личную жизнь; либо тяжелые состояния в звуковом векторе, требующие тишины, вызывали ненависть к плачущему ребенку как источнику шума и боли.

Любой женщине необходимо чувство защищенности и безопасности, которое ей может дать только мужчина. Когда нет уверенности в мужчине, нет и уверенности в завтрашнем дне, в алиментации матери и ребенка. Если женщина при этом сама находится в тяжелых психологических состояниях, то отсутствие чувства защищенности и безопасности может стать последней каплей в ее способности держать стресс и она может совершить непоправимое.

Никто из соседей и родственников не мог и подумать, что Юлия способна на такой шаг. А ведь если мы хотим уберечь детей от подобного, нам надо научиться понимать людей, которые нас окружают, чтобы предугадывать возможные импульсивные, необдуманные действия, ведущие к трагедии.

Дети — это наше будущее и будущее нашей страны. Мы должны уметь предотвращать подобные несчастья, а не констатировать факты. Какими дети выйдут во взрослую жизнь и выйдут ли вообще, зависит только от нас с вами.

Автор Анастасия Бобыкина
Корректор Наталья Коновалова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com