Просмотров: 299

Ненавижу свою мать, или Побег на край света

Я бежала от тебя на край света. Мне было 20. После колледжа, под предлогом поступления в вуз, я уехала из родного города, стараясь забыть все, что было связано с тобою, с чудовищной травлей в школе и с бестолковыми занятиями в колледже. Я хотела одного: стереть всю боль, все переживания, все воспоминания из своего сознания. И главное, вычеркнуть тебя, мою мать.

фото Ненавижу свою мать, или Побег на край света

Ненавистное детство

Нет, я из благополучной семьи, у родителей было прекрасное образование, которое позволяло в советское время вести нормальный образ жизни по тем меркам. Только голодные 90–е оставили глубокий след в моей памяти. Тяжелое время, когда не платили зарплату, стремление матери хоть как-то выжить в тяжелых условиях… Я тогда мало понимала, как тяжело дается кусок хлеба. Позже появились зависть и ненависть к тем детям, родители которых, наоборот, сумели воспользоваться рыночной экономикой, разбогатели и значительно отличались от моих родителей. И бедность моей семьи, неспособность нормально одеть меня в школу стали одной из причин травли «элиты» класса.

Но история не об этом. Как только закончила школу и поступила в колледж, я увидела другую жизнь. Других детей и их родителей. Сравнивая их со своей матерью, я с удивлением узнала, что в жизни бывает и не так, как принято в нашей семье.

Постепенно слой обид и ненависти к собственной матери рос, и толстая стена непонимания выросла между нами. Я ненавидела ее за то, что она постоянно кричала, устраивала скандалы буквально на пустом месте. Кричала на всех: на моего брата, отца и на меня. Я ненавидела ее за чрезмерную любовь к чистоте, особенно, когда она заставляла меня мыть комнату каждые два дня и вычищать все хлоркой, от которой тошнило и становилось дурно. За то, что всегда больше любила старшего брата, а мне говорила, что я никогда ничего не смогу достичь в своей жизни, потому что вечно куда-то спешу, ни одну работу не могу выполнить качественно. «Ты даже нормально полы вымыть не можешь, вырастешь, будешь плохой хозяйкой, свекровь будет считать меня никудышной матерью, которая не смогла даже научить ребенка мыть полы. А тебя даже за человека считать не будет. И какому мужику нужна такая грязнуля?» — эти слова врезались мне в память на всю жизнь. Моя учеба была посредственной, поэтому подобные слова я слышала и в адрес своей будущей работы, карьеры. В глубине души я ощущала, что от ее крика будто иглы врезаются в мое сердце. И внутри я кричала: «Как только смогу, я убегу от тебя».

Ее завывающий голос, шквал эмоций и умение создавать из мухи слона убивали во мне все живое, что было. Постоянная тревога в ее голосе за меня и за брата, наши хронические хождения по врачам приводили к мысли, что я абсолютно больной человек и, наверное, скоро умру. Врачи говорили, что я здорова, но мать считала их неучами, бежала и искала другого врача, который должен был подтвердить ее диагноз — ребенок болен. Такое поведение матери привело к тому, что долгие годы я считала себя больной. Мне удалось резко поменять свое мнение о себе в тот момент, когда во взрослой жизни врач, которому я очень доверяла, за пять минут мне объяснил, что я абсолютно здоровая женщина, способная рожать прекрасных детей и все диагнозы ничего не значат.

фото Ненавистное детство

И главное. Маму никогда не интересовали мои желания, фраза «Мало чего ты хочешь» врезалась мне в память на всю жизнь. Все должно было быть так, как скажет она. Все попытки обосновать свои мысли, пожелания заканчивались жутким скандалом. Мать говорила, что я хочу довести ее до гроба, потому что, если сделать так, как я хочу, будут очень серьезные проблемы, которые лягут на нее тяжелым грузом. Эти скандалы, манипуляции заканчивались тем, что вся семья разбегалась по углам. И было все так, как хотела она.

В один день я поняла. Либо я сбегаю в другой город, либо я погибну, стану живым трупом, как мой старший брат. В тот момент, находясь около нее, я уже ничего не хотела от жизни и ее голос мне причинял глубокую боль. Но маленькое желание жило в моем сердце. Я хотела простого человеческого счастья: жить, любить, дышать и хоть немного радоваться жизни.

Побег из дома, или Здравствуй, свобода!

Итак, я сбежала, поступив намеренно в вуз в другом городе. Полгода продолжала получать удары от матери. Постоянные тревожные звонки заканчивались ее фразами, что она всю жизнь отдала мне, а я — неблагодарная дочь, которая ее бросила. Мою душу разъедала глубокая смесь чувства вины, жалости и ярости на нее. Страх, что я совершила непоправимую ошибку, преследовал меня, особенно по ночам, вызывая невыносимую тревогу. Но молодость, свободная студенческая жизнь и ощущение, что я вырвалась из тюрьмы, были сильнее стыда и вины. Пару раз съездив домой, я поняла, что мама в очередной раз манипулировала моими чувствами. Последние сомнения развеялись в тот момент, когда соседка, встретив меня во дворе, тихим голосом сказала, что у мамы все хорошо, а мне пора жить своей жизнью.

После я долго плакала. И что-то внутри надорвалось во мне: я окончательно отрезала от себя свою мать. Наше общение осталось по форме, но без эмоций и чувств. В моем сердце окончательно поселились холод, недоверие, боль и обида.

Спустя 10 лет

Я сидела в кафе за чашкой кофе, наблюдая, как за стеклом поливал дождь. Воспоминания нахлынули на меня: мое несчастное детство, условный побег из дома, тошнотворные крики матери, ее манипуляции и мое стремление быть счастливой. Правильно построить свою жизнь и не быть похожей на нее. Но прошли годы, а счастья не было. Несмотря на все мои старания.

Замужество, новый дом, рождение ребенка, хорошая работа — все как у всех. А счастья не было.

Природа пошутила надо мной мерзким способом. Мой ребенок был слишком шумным, эмоциональным, с постоянными слезами на глазах. Обидчивый и плаксивый. Он эмоционально выл — так же, как моя мать, что меня сводило с ума. Нет, я не била его, я орала на него, чтобы он заткнулся. С очередным криком я вдруг ощутила, что кричу теми же словами, что моя мать. Его упрямство и частые истерики доводили меня до бешенства. Ощущение, что я никудышная мать, сводило меня с ума.

фото Побег из дома, или Здравствуй, свобода!

Муж постоянно раздражал меня, регулярные скандалы и холод в сердце не позволяли мне построить с ним отношения, которых мне хотелось. Все закончилось обидами, ненавистью и разводом.

Некоторое время любимая работа приносила мне огромную радость. Я чувствовала, что приношу пользу людям, а высокая должность и зарплата тешили мое самолюбие. Я доказала своей матери, что не стала дворником, и с огромным удовольствием наблюдала за тем, что одноклассники-мажорики так ничего сами и не добились в жизни. Но позже даже работа перестала приносить удовольствие. Я все чаще и чаще получала замечания от руководства, что на меня поступают жалобы от подчиненных за неадекватное поведение.

Ночами я не могла спать, огромная пустота разъедала меня изнутри. И частые головные боли, гул мыслей в голове стали приводить меня к мысли о том, чтобы уйти из этого мира.

Спасение утопающего — дело рук самого утопающего?

Долгожданная встреча с моей подругой стал спасением для меня. Уютный ресторан, мягкий свет и приятная музыка располагали к приятной беседе. А потом я поняла, что дело не в обстановке, а в самой подруге. Такой мягкой, спокойной и сияющей. Я, как женщина, которая носила образ успешной и стильной, начала говорить, как все хорошо. Но в какой-то момент, под ее пронзительным взглядом, не выдержала. Во мне лопнула давно натянутая струна, и меня «пробило» на откровенный разговор. Я ни разу в жизни так не плакала, как в тот момент.

Но, когда она задала вопрос о моих отношениях с матерью, я снова ощутила всю ненависть к ней. Ведь моя жизнь не сложилась, и виновата во всем она. И весь мой побег был бессмысленным: я не смогла от нее убежать. Потому что ее голос звучал в моей голове всю жизнь, комментируя каждый мой поступок. Я стала никудышной хозяйкой и матерью, у меня никудышная жизнь, и я глубоко несчастна. Ощущение, что мой сын ненавидит меня так же, как и я ненавидела свою мать, разъедало меня. И даже мой успех на работе был всего лишь слабой попыткой доказать ей, что я не дура.

Не помню, сколько длился мой монолог, после которого я испытала облегчение. Слова моей подруги меня приятно удивили, я вдруг ощутила, что, оказывается, есть на свете человек, способный понять меня. Более того, она проговаривала те мысли и чувства, в которых я не могла сознаться даже самой себе.

После разговора она сказала, что моя жизнь — в моих руках, и написала название Портала тренинга Юрия Бурлана «Системно-векторная психология».

Спустя полгода

«Спасибо тебе. Наконец–то я начала хоть немного понимать себя, маму и сына», — я написала сообщение благодарности в WhatsАpp своей подруге.

Я открыла окно. Светило яркое весеннее солнце, впервые в жизни я ощутила тихую радость в груди. Просто так.

фото Спасение утопающего — дело рук самого утопающего?

Состоялся очередной разговор с мамой по телефону, когда мы обсуждали мой предстоящий отпуск и совместную поездку по ее родным местам. Маме предстояла сложная операция. Перед больницей я предложила ей съездить в родной город, чтобы встретиться со старыми родственниками. И только потом в боевом духе ложиться на операцию.

Думаете, произошло чудо? Нет. После онлайн-тренинга Юрия Бурлана «Системно-векторная психология» (далее — тренинг СВП), я постепенно стала понимать не только себя, но и других людей. Поняла, почему они ведут себя определенным образом в той или иной жизненной ситуации. Позже я осознала, что никто и никогда не хотел причинять мне боль. И, в первую очередь, моя мама. Представляете? Всю жизнь я считала ее главным врагом, а потом не просто поняла, а ощутила, что это не так. Что у каждого ее поступка была причина, о которой я не знала.

Системная правда о моей маме

На тренинге СВП раскрывается важная тема о том, что у человека есть определенный набор желаний и свойств, заданный от природы.

На занятиях по зрительному вектору я узнала свою маму. Все было просто и понятно. Человек со зрительным вектором в развитом и реализованном состоянии способен создавать удивительно теплые, эмоциональные отношения с людьми. Он может ощущать боль и эмоции другого человека как свои собственные, а главное — создать теплую атмосферу взаимоотношений, наполненных любовью. Представляете, какую семью могла создать моя мама?

Но ей это не удалось. Ее тяжелые состояния были связаны с тем, что ее зрительный вектор, в силу определенных причин, не получил реализации ни на работе, ни в отношениях дома. Если бы зрительный вектор был развит и реализован, то в сочетании с ее анальным вектором (для которого на первом месте — семья и дети и особая ценность — быть лучшим во всем), она могла бы быть самой заботливой, нежной, любящей женой и матерью. Ей не удалось создать близкие эмоциональные отношения с каждым членом семьи и с окружением. Не удалось создать атмосферу доверия и понимания. А ей так этого хотелось.

Корень зрительного вектора — это страх смерти. В силу нереализованности, зрительный вектор проявлялся как постоянный страх за близких: а вдруг с ними что-то произойдет, например, кто-то заболеет, или ребенок уйдет из дома, и с ним что-то случится. Так моя мама жила в постоянной тревоге и переживаниях, даже когда для этого не было никаких видимых причин. И все потому, что ей не удавалось реализовывать зрительный вектор через адекватное сопереживание там, где это действительно было нужно. Не находя правильной реализации эмоциям, она выплескивала их в ложной тревоге за ближних. А постоянное беспокойство изматывало ее.

фото Системная правда

Семья для нее была самым главным в жизни. Анальный вектор давал стремление быть перфекционисткой. И, не получая полной реализации на работе, она с удвоенной силой хотела быть идеальной мамой, заботливой и внимательной ко всем. Хотела, чтобы дома всегда было чисто и уютно. И в потенциале она могла быть лучшим работником и женой, лучшей мамой. Но в 90-е годы ее профессия стала невостребованной, а работа, на которой она работала абсолютно старательно и добросовестно, ей не подходила. И весь ее огромный потенциал был направлен на дом и на семью.

Все, что она делала для меня, было из лучших побуждений. Она хотела, чтобы я была идеальной хозяйкой, лучшей мамой. Чтобы у меня было то, чего не смогла достичь она сама. Это были ее стремления, которые ей казались также важными для ее детей.

Зрительный вектор — это амплитуда от страха смерти до способности любить, сопереживать другим, создавая эмоциональные связи. Когда ощущаешь боль, радость, переживания, любые эмоции человека как свои собственные. К сожалению, мама не умела создавать близкие эмоциональные отношения с людьми. Не реализуя зрительный вектор, постоянно страдала от преследовавшей тревоги, за которой следовали крики и эмоциональные срывы. Она не могла создавать близкие эмоциональные отношения с людьми, в которых были бы нежность, тепло и понимание другого, потому что ей когда-то самой причинили очень много боли. Якоря и травмы оставили свой опечаток. А ей хотелось.

Частые манипуляции были тоже от страха: а вдруг они (семья) сделают то, что не входило в ее планы. И тревога снова охватывала ее сердце. Ощущение, что всем будет плохо от неверного решения членов семьи, не покидало ее. Ее анальный вектор, которому сложно адаптироваться к изменениям, проявлялся как стремление оставить все по-прежнему. Поэтому, не выдерживая свою тревогу и страхи, она мучилась от приступов истерик, от собственных манипуляций, которые приводили к тому, что семья соглашалась с ее мнением.

Ее постоянные замечания и критика имели место из-за того, что женщинам с анальным вектором в таких состояниях кажется, что так можно заставить ребенка стать лучше. Эту оценку они дают через себя: «Если мне скажут, что я в чем-то плоха, я буду доказывать всему миру, и обидчику в первую очередь, что я лучшая».

Мама не знала о векторах, о тренинге СВП. Не осознавала причин и следствий своего поведения. Она старалась быть лучшей мамой лучшего ребенка. Постоянные тревоги и страхи не давали ей увидеть то, что нужно было мне на самом деле. Между нами стояла стена ее боли, переживаний и обид.

фото Спустя 10 лет

На тренинге я осознала, почему у меня такие сложности с сыном. Он не является копией моей матери, у него просто есть те же вектора — как у моей матери. Я теперь понимаю его. И у меня есть шанс все исправить, я уже вижу первые результаты в отношениях с сыном.

В скором времени после тренинга я осознала, что мои глубокие обиды на мамулю стали уходить и мне стало легче жить. Легче общаться с сыном, с людьми, я расслабилась. Я вдруг начала плакать и чувствовать саму жизнь. Просто радоваться от прожитых мгновений. Первое время мне было трудно общаться с мамой. Но постепенно я училась слышать не только свою боль и обиды. Попыталась понять, какая у меня мама на самом деле, реализуя так собственный звуковой вектор. От сосредоточения на маме у меня прошли головные боли.

Я осознала, что моя ненависть, глубокая неприязнь к маме, к сыну и к мужу были связаны с тем, что я не способна была реализовывать свои желания. Я их не слышала, не понимала. Это была моя пустота, я жила в скорлупе собственных мыслей, боли и обид. Не слыша никого из своих близких. Не понимая их чувства, переживания, желания, страдания.

Я стала способна нормально общаться с мамой и, что удивительно, даже иногда с теплотой в голосе общаться. Я осознала, сколько в ней самой боли и горечи, обид и переживаний. Когда-то она хотела тоже быть счастливой, очень старалась. Но ее собственная обида на родителей, на моего папу, отсутствие ощущения защищенности, которое она не смогла получить от мужа, а главное — незнание себя и непонимание окружающего мира — привели к страданию и переживаниям.

Она не смогла реализовать себя в полной мере. Но старалась всегда делать что-то для близких. И даже сейчас, приезжая ко мне домой, она, несмотря на свои болезни, берет тряпку и отмывает квартиру невыносимой для меня хлоркой, ворча на меня, что я грязнуля. Она готовит вкусную еду, пытаясь «закормить» моего сына и меня. Но я не нервничаю и не чувствую боль, потому что я понимаю, что она старается для меня сделать все самое лучшее. Так проявляется ее забота обо мне. По-другому она не умеет.

После моих осознаний и понимания ее и себя удивительным образом стала меняться и ее жизнь. Ей самой стало радостно от того, что есть я. На занятиях тренинга раскрывалась особенно важная тема, почему мы должны заботиться о старшем поколении. После того, как улучшились наши отношения, маме удалось осмыслить свою жизнь, что она проживает ее не зря, у нее есть я и внук. А главное, после сложной операции она быстро пошла на поправку и нашла новые увлечения, которые приносят ей много радости.

И удивительная вещь — наша память. В голове, из ниоткуда, стали всплывать теплые, радостные моменты в воспитании моей мамочки. Как она читала книги перед сном, как она носила меня на руках с высокой температурой, как она держала мне голову, когда я сильно заболела, как она водила меня в театр и хоть с тревогой, но угощала вкуснейшим мороженым. Как готовила пироги по воскресеньям, ворча на усталость, но при этом светились ее глаза. Как же я могла забыть эти радостные моменты в жизни, уходя только в боль и ненависть?!

Я еще не исцелилась полностью. Предстоит много работы. Иногда на меня наваливается шквал обид и боли, ночная депрессия. Но теперь у меня есть инструмент, мышление, которое дает ориентиры в этом прекрасном мире. Главное, что я начала понимать себя и других. И я могу прожить счастливую жизнь, испытывая радость от каждого дня.

Автор Д. Н.
Корректор Зифа Ахатова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

2 комментария

  1. Оксана Васильева

    Как же мы все это пережили — обиженные на маму дочери! Просто диво дивное на сколько теперь всё иначе… И да, они есть сложности общения, но разве можно сравнить с прошлым бесконечным кольцеобразном замкнутом таскании по мыслям обид, переживаниям…

  2. Дина

    Спасибо за откровенные слова. Их обязательно прочитает женщина, несущая самый страшный груз — обиду на мать и поймет, что есть шанс на избавление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com