Просмотров: 319

Памяти Алексея Октябриновича Балабанова

Если бы на голливудскую аннексию умов в России был достаточный ответ российским кино, которое всегда сильнее голливудского, то массовых психопатологий в нашем обществе было бы гораздо меньше. Но российского кино нет, и мы теряем поколение,
которое вырастет уже не совсем русскими людьми.

Юрий Бурлан

Человеческая природа — это желать, вожделеть, видоизменяясь иерархично в определенной последовательности. Сначала он ведом примитивными желаниями, которые только формируются. Дальше больше. Одна из характерных черт развитого человека — это желание оставить после себя след в истории, сделать что-то значимое, чего-то добиться. Этим признаком человеческая природа не ограничивается, но его наличие говорит уже об определенной личностной зрелости. Подобный уровень развития желания — это высокий уровень эгоизма, намного превышающий эгоизм людей ведомых и обуреваемых низменными страстями. Эгоизм — это не плохо, а то, что с чем приходится работать.

Человек — это то, что он делает и как себя в итоге проявляет.

Сегодня (25 февраля 2019 года) Алексею Балабанову исполнилось бы 60 лет. За свою карьеру этот выдающийся режиссер снял больше десятка полнометражных фильмов, характерной особенностью которых были задевающий до боли сюжет, символизм и четкое определение того, каким должно быть добро и зло в современной русской кинокультуре.

Здесь нужно сделать паузу и поговорить о различии двух кинокультур: западной и нашей традиционной. Начнем с инструмента маркетинга, заманухи, привлечения зрителя на сеанс, так называемого «крючка внимания».

Западная кинокультура Наша кинокультура
Секс и убийство: каждый голливудский фильм «тащит» красивая актриса. И плох тот фильм, в котором нет стрельбы. Например, вестерн Нравственный вопрос. Жертвенность и отвага, добро и зло, ненависть и сострадание

Ключевому персонажу что-то или кто-то противостоит, иначе зрителю не понять, герой ли герой или вовсе нет. Герой раскрывается:

В трудностях, испытаниях, достижении цели В отношении к слабым (защита и сострадание), отношении ко злу (отпор), личном выборе

…и приходит к итогу:

Счастью, хэппи-энду Очищению души, выполнению долга, реализации выбора

Эти очень-очень упрощенные каркасы значимого произведения даны в качестве примера для понимания различий менталитетов.

Кожный, западный, менталитет Уретральный, русский, менталитет
Право на личное счастье Воля (наше личное счастье неотрывно от счастья других людей), выбор и ответственность за других
Плохой и хороший Добро и зло
Сохранение себя Самопожертвование
Герой-underdog, символизирующий нереализованные амбиции (стремление поменяться местами с угнетателем) Случайный герой, хороший человек, символизирующий помощь свыше, милость высших сил
Я и другие Свои (народ) и чужие (враги, фашисты)
… (понятие отсутствует по историческим причинам, коренные американцы — индейцы, а те, что снимают кино — все приезжие, т. е. без родины) Надличностные ценности, Родина

Нашей кинокультуры нет без русской литературы. Ярчайшим произведением русской литературы, в котором есть и жертвенный герой, и народ, и Родина, я считаю рассказ о Данко — «Старуха Изергиль» Максима Горького:

Воля выбирать Волю выбирать берет на себя Данко, решив вывести людей из тьмы леса
Добро и зло Добро — как сохранение заветов, выход из «тьмы леса». Зло — как враги и противостоящая «тьма леса»
Самопожертвование Данко жертвует собой, вырвав свое сердце и дав единственный луч света, за которым пошли люди: «И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой»
Случайный герой, хороший человек, символизирующий помощь свыше, милость   высших сил Лес расступился (прямая помощь высших сил): «И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем»
Свои (народ) и чужие (враги, фашисты)

Свои (нет хороших и плохих): в трудный момент хоть и «…стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко…», но в итоге «…и теперь гибли, но гибли без жалоб и слез…».

Чужие, враги: «…явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса»

Родина и надличностные ценности — это причина, по которой между отдачей своей жизни и сохранением себя мы выбираем сохранение себя. В кожном менталитете — я сохраняю себя в любом случае. В уретральном менталитете — я тоже сохраняю себя   ради сохранения коллектива, группы, общества Заветы: «Это были все-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы»

Я смотрел фильмы Балабанова, когда был подростком и только-только формировался. Это были 2000-е годы. Я посмотрел не все фильмы, понял еще меньшую часть, но впечатлился абсолютно каждым.

К сожалению, у меня нет достаточного навыка раскрывать символизм и скрытый смысл образов и событий киноряда. Поэтому использую пример разбора с Yotube-канала «Скрытый смысл»:

Про уродов и людей

Почему две культуры воюют друг против друга, когда высшая культурная ценность — это любовь и сострадание? Одна культура — западная — воюет подло*, другая — наша — это Балабанов.

Ответ заключается в крылатом выражении: «Хочешь мира — готовься к войне». За той или иной культурой стоит общество, которое стремится сохранить себя, т. е. обрести мир в своих границах. Но два чуждых друг другу общества не могут сохранить себя по отдельности. Для того чтобы сохранить себя сегодня, они должны объединиться, утратив статус врагов по отношению друг к другу, т. е. национальные суверенитеты, либо тоже объединиться, но сохранив национальные суверенитеты, т. е. вступить в войну и погибнуть в этом единстве.

Наша культура подразумевает разделение на добро и зло. Герой Балабанова совершенно конкретно убивает зло, стреляет в него. Так и фильмы Балабанов снимал (shoot — англ. стрелять, снимать кино), показывая нам зло, чтобы мы, народ, научились отличать его, а значит, имели возможность противостоять ему.

Почему именно убийство, убивать зло? Не слишком ли радикально, возникает резонный вопрос? Ответ на этот вопрос в его причине — в том, что он может возникнуть только у человека с западными системами ценностей — индивидуализма, гуманизма и высшей ценности человеческой жизни и личности. Тогда как в нашей культуре эти ценности отменяются в точке невозврата: убийство — это казнь врага, пришедшего уничтожать и разорять.

В фильме «Брат 2», снятом после 90-х, главный герой убивает бандитов, таким образом вовлекая взрослого зрителя в то, что нормальный взрослый человек не может себе позволить в мирное время по отношению к врагу, иначе сам станет врагом. Это включение в себя массовых острых нехваток других людей — с целью снизить интенсивность страданий — выдает в Алексее Октябриновиче звуковой и зрительный вектора высочайшей степени развитости. Страшно представить, какие тяжелые состояния испытывали наши соотечественники в лихое время. Еще тяжелее себе представить, что и как именно нужно было снимать, для того чтобы добиться результата и не породить большее насилие. Балабанов справлялся.

*Здесь следует отметить, что не все западные фильмы — идеологическое оружие против других культур. Например, в США тоже есть режиссер с верхними векторами высочайшей степени развитости — это Квентин Тарантино. Фильмы Тарантино, которые могут быть отталкивающими для здорового человека, облегчают состояния людей, которые страдают от внутренней неприязни и ненависти и надо как-то с этим жить. Показывая преступников во всем их уродстве, он словно делает прививку от желания стать одним из них. Это буквально хоспис для душ.

Губительное личное счастье

Почему в последнем фильме «Я тоже хочу» присутствует разрушенная церковь? Почему режиссера, которого играет сам Балабанов, не забирают в мифическое счастье, и он умирает?

Разрушенная церковь — это разрушенная родная культура, это то, что видит автор вокруг.

Название фильма «Я тоже хочу» — это признание персонажа-режиссера в том, что он также не смог устоять перед соблазном западных ценностей, тоже соблазнился, но не согласился так жить. «Я тоже хочу, но не могу так жить» — в системе ценностей личного счастья, которой у нашего человека не может быть. Я полагаю, что для Балабанова, как для многих людей, рожденных в Советском Союзе, было стыдно иметь личное благополучие тогда, когда народ страдает. Персонаж-режиссер умирает, потому что не способен жить в обществе потребления.

Последующее за фильмом «Я тоже хочу» неучастие Балабанова в культурной жизни выдает в нем упорный отказ жить в системе западных ценностей, продолжать желать и развиваться «где дают», т. е. жить по неродной правде. Потому что продолжать жить в окружении личного, как он определял, врага — это сдаться в плен. Балабанов искренне работал ради благополучия народа, общества и культуры до последних дней своей жизни.

Светлая память.

Автор Максим Девицин

Корректор Наталья Коновалова

Статья написана с использованием материалов тренинга Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

2 комментария

  1. Оксана Васильева

    А действительно, как можно снять ХОРОШЕЕ кино без поучительности и морализаторства? Балабанов использовал символизм… Как вариант…

    • Максим

      Да, жаль, не всем удается понять символизм без специального образования

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com