Просмотров: 1 275

Финляндия: узаконенный киднеппинг

Для тех, кто еще не в курсе: КИДНЕППИНГ (англ. kidnapping) — похищение детей (иногда – людей вообще). Новое слово, появившееся в русском лексиконе, используется на неофициальном уровне в России и во всем мире.

Все еще помнят историю когда у россиянки финские власти без суда и следствия отняли четверых детей. Эта ситуация, произошедшая в финском города Вантаа, продемонстрировала нам насколько непросто складываются отношения иностранных граждан с полицией и социальными службами Финляндии. В истории, как обычно, фигурируют одни и те же действующие лица: родители-иностранцы, их дети, представители органов опеки и нескрываемый ими, узаконенный киднеппинг.

kidnapning_5киднеппинг

Семья под напором финских властей лишилась детей. Эта тема всю прошлую осень будоражила СМИ, не давая покоя участникам драмы, всем сочувствующим и даже воздержавшимся от комментариев, но продолжавшим следить за развертыванием событий. Истории изъятия детей из семей иностранцев давно перестали представлять из себя увлекательный триллер с киднеппингом ребенка и переправкой его в багажнике дипломатической машины не совсем здравомыслящим папой-финном из РФ в Суоми. Однако, даже спустя несколько лет продолжают шокировать своей неправдоподобностью, нелепостью и бессилием что-либо изменить, особенно с российской стороны. Попытки ответственных за несовершеннолетних граждан России и самих родителей напоминают битье головой о непроницаемую стену.

Дети страдают. Родители переживают, а государственные служащие разводят руками. Не зная, что делать с сентябрьской ситуацией, в которой социальные службы и полиция взяли на себя смелость изъять из русско-суданской семьи четверых малышей, среди которых новорожденный младенец, шестилетняя девочка и двухлетние близнецы.

Не стоит беспокоиться, в Финляндии детей никто не похищает с целью выкупа, во всяком случае не больше, чем в любой другой скандинавской или европейской стране. Как любая цивилизованная страна Евросоюза, Финляндия борется с этим явлением на внешнем уровне, а на внутреннем происходят вещи, не поддающиеся никакому осмыслению и, тем более, объяснению.

kidnapning_2киднеппинг

Здесь киднеппинг вершится на государственном уровне. Чем его объяснить? Собственно, объяснений никто, кроме родителей, не требует, а попытки Павла Астахова, уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка, и обращения некоторых общественных деятелей или правозащитников не дают должного эффекта, как того бы хотелось. Государственный киднеппинг только ускоряет свои обороты и ужесточает меры воздействия на родителей-иностранцев.

Написанному в интернете верить?

По интернету расползаются слухи, один страшнее другого, о применении к изъятым русских детям пыток под названием «ковровая терапия» и «карцер». В первом случае ребенка заворачивают в ковер, во втором, оставляют в темной комнате одного.

Признаться, очень сомнительно, что такие домостроевские методы по-фински используются в процессе воспитания киднеппинговых детей, хотя лица, распространяющие в сети подобные утверждения, ссылаются на русско-финского юриста. Официальных доказательств эти распространители не предоставляют. Соответственно, они могут являться домыслами.

Сами же распространители слухов и догадок собирают на своих сайтах сотни читателей, не задумываясь над тем, что и авторы статей и их комментаторы рискованно манипулируют опасным термином «русофобия», подогревая нешуточные межнациональные страсти. Не догадываясь, что рунет является единственным местом в мире интернета, где безнаказанно наносятся оскорбления в отношении личности и национальности.

kidnapning_4киднеппинг

Возмущение авторов и комментаторов вызывает и тот факт, что от родителей скрывается местонахождение изъятых в процессе узаконенного киднеппинга детей. Им просто неведомо, что это нормальная практика укрывания жертв, общепринятая в Европе. В данном случае отобранные дети рассматриваются как пострадавшие от насилия в семье и до выяснения обстоятельств родители не имеют к ним доступа.

На сегодняшний день вина русско-суданских родителей, у которых государство забрало четверых детей, не доказана, но и не отвергнута. Присутствовало ли на самом деле насилие, направленное против старшего ребенка в семье, не знает никто, но службы опеки по закону обязаны отреагировать на заявление соседей, учительницы или самой шестилетней девочки.

Финские власти осторожничают и вынуждены принимать меры, ссылаясь на свидетельства шестилетних детей «о шлепках по попе».

Кнут или пряник, что выбрать?

Родители либо отрицают, либо опираются на личный опыт с традиционными российскими методами воспитания, по себе зная, что в процессе взросления без ремня не обойтись.

kidnapning_1киднеппинг

Даже некоторые российские педагоги убеждены, что непослушание ребенка может быть наказано родительским рукоприкладством. А «всыпать ремня» или «Я тебя сейчас отстегаю» стало поистине классикой нашего народа. Все споры о правильности воспитательных процессов по принципу «кнута и пряника» поможет разрешить Системно-векторная психология Юрия Бурлана, объясняющая разницу между плетью и коврижкой, а так же кандидатами на их получение. На онлайн лекциях Юрий Бурлан проливает свет на тайны психики ребенка и последствия воздействия на него родительского воспитания, общепринятого в наших широтах.

Наши эмигранты, перекочевав в Западные Европы, как и положено, тащат с собой на новое место старые привычки, принятое на родине поведение, устои, по которым жили их отцы и деды, напрочь не желая интегрироваться в новом пространстве, а напротив, ожидают этого шага от страны, в которой живут. Стоит ли в таком случае удивляться, почему местные жители их не привечают, игнорируют и боятся, обращаясь в каждом подозрительном случае к обычной или ювенальной полиции, а та, в свою очередь, реагирует узаконенным киднеппингом.

kidnapning_6киднеппинг

Дыма без огня, как известно, не бывает. Не для кого не секрет, что большинство отцов в русских или других иностранных семьях, приехавших из стран Третьего мира или оказавшихся в Европе в качестве беженцев, не находя социальной востребованности и адаптации, проявляют по отношению к женами и детям садистирующие тенденции разной формы тяжести. На лекциях по Системно-векторной психологии Юрий Бурлан не обходит стороной и эту проблему, становящуюся часто, в связи с «великим переселением» бывших советских народов на Запад, колоссальной трагедией для России и самих эмигрантов.

Снова о менталитете

Поведение большинства переселенцев с перекосами и особенностями нашего российского уретрально-мышечного менталитета редко принимается из-за несоответствия общепринятым нормам, узаконенным в стране их местонахождения. Понятие «закон не писан» срабатывает только на родине, где в условиях кумовства и поголовной коррупции можно «отмазать» сынка-балбеса от совершенного им под воздействием алкоголя или наркотиков преступления. Безнаказанно избивать жену и детей, разломать соседский забор, чтобы не был красивше и новее других, поджечь чей-то ненавистный автомобиль, припаркованный у подъезда таким же — не подчиняющимся закону.

Переезд в другую страну требует полного подчинения ее правилам игры и свой устав в сочетании с самоуправством, угрозами и неповиновением здесь не проходит. Стоит ли в таком случае возмущаться реакции властей, если аресты, депортацию или государственный киднеппинг, эмигранты провоцируют сами.

kidnapning_7киднеппинг

Слезливые высказывания некоторых поборников идеи о том, что русские дети, где бы они не жили, должны оставаться русскими — никого не впечатляют и никогда никого не убедят, кроме них самих и им подобным. Хочешь быть русским, жить, как завещали «отцы и деды» — оставайся в России и не ломай жизнь собственному ребенку, воспитывая из него «ни рыбу, ни мясо», такого же западного неадаптанта, как сам. Современные эмигранты покидают родину добровольно, делая самостоятельный выбор. Каждый второй при этом утверждает, что уехал жить за границу ради будущего детей. Тогда зачем ломать это их будущее, доводя до вынужденных мер — киднеппинга?

Те, кто уезжал из России после Революции или в период Гражданской войны, сохраняли веру, язык и традиции, передавая их детям, потому что всегда надеялись вернуться обратно. Не состоялось. Не дожили. И сейчас, в третьем и уже четвертом поколении, их внуки и правнуки уверенно чувствуют себя французами, американцами, немцами, аргентинцами.., обычно даже не вспоминая о том, что в них течет русская кровь. Осознание этого им ничего не дает, у них совсем другие европейские и американские ценности. Уезжая на Запад это нужно принять, как данность, а не докучать собственному ребенку «преданьем старины глубокой», одной ногой упираясь в финскую или немецкую землю, а другой тапочком изо всех сил продолжая цепляться за родную кочку.

Ребенок гибок, и привезенный даже в 10-ти летнем возрасте, рано или поздно, перенимает стиль жизни того государства, в котором оказался и живет. Навязывание родителями своего необдуманного поведения и привычек деформируют его психику. Школа предъявляет к нему одни требования, семья — другие. В школе ребенка учат говорить правду, в семье — не выносить сор из избы, не задумываясь, что сами же родители-иностранцы учат ребенка хитрить, изворачиваться или вгоняют в ступор непонимания, травмируя детскую неокрепшую психику. В результате, каждое произнесенное им вне дома слово настороженно воспринимается окружающими, и может послужить угрозой его же собственному благополучию и жизни. Надо ли удивляться узаконенному киднеппингу, если те же финны, бывая в соседней России, наблюдают не самое блестящее поведение мужчин и женщин на улице и знают о жестокости россиян не понаслышке.

kidnapning_9

Преступник или министр

Не надо забывать, что любое государство, как и Россия, во всяком случае, лучшие ее представители, обеспокоены демографической ситуацией и падением численности населения. Страны Европы, особенно такие маленькие как Финляндия, нацелены на улучшение собственного генофонда. Это одна из причин, по которой к детям любой национальности и цвета кожи в Европе относятся, как будущему потенциалу страны. Отмечая особо талантливых и способных, давая им возможность получения прекрасного образования, нередко за государственный счет, формируя из них будущую государственную элиту.

Не секрет также и то, что наибольший процент криминала приходится на семьи эмигрантов. Не только родителей, но и детей, выросших в неблагополучной домашней среде, где отец бил и унижал мать, сына или дочь. И здесь нереализованный папа-садист держит в руках судьбу собственного ребенка, только он своим поведением, отношением и воспитанием оказывает решающее влияние на то,  станет его сын вором или законодателем, взломщиком банковских автоматов или гениальным инженером.

Финский чиновник всегда прав…

Весь опыт последних десятилетий вынуждает финских опекунов и полицию уделять особое внимание семьям иностранцев, усматривая в каждом шорохе предполагаемое истязание и насилие.

kidnapningкиднеппинг

Нельзя отрицать того факта, что у финских чиновников, как и любых других в мире, существуют свои перегибы, приводящие к такому негативному явлению, как государственный киднеппинг. Любой управленческий аппарат несовершенен, издавая законы, которым вынуждены подчиняться и те, кто считает их несправедливыми. Но таков Западный мир с его кожной цивилизацией, в котором легко адаптируются местные, согласно своему кожному менталитету, как определяет Системно-векторная психология, и с трудом приживаются пришлые.

Местные чиновники «тянут одеяло на себя», руководствуясь буквой закона и порой не видя за ней человека, тем более, ребенка, как в случае с узаконенным киднеппингом. Иногда закон выстроен таким образом, что приходится только удивляться, кем он был сформулирован и в каком состоянии, но это не меняет сути и никого не освобождает от его исполнения. Любой законопослушный гражданин, находящийся на казенной службе, работая в социальных, опекунских и прочих структурах, никогда не пойдет на его нарушение сознательно, если только ему не надоело его теплое рабочее место, дающее государственному служащему не только хорошую стабильную зарплату, но и массу дополнительных льгот.

Взывать к таким опекунам бесполезно, так как никто из них не в состоянии взять на себя ответственность за отмену законов, которые может быть и абсурдны, но обязательны для выполнения. К тому же социальные опекуны и полиция — власть экзекутивная, то есть исполнительная. Им сказали, они сделали. За неподчинение экзекутивной власти — наручники. Силовые методы такой власти тоже ничего хорошего не сулят, и ее представителям — в первую очередь. Так как могут спровоцировать негативные, и даже драматические, события со стороны фрустрированных родителей у которых были отобраны дети опекунским киднеппингом.

Негатив, обиды, подавленность, раздражение, обозленность и ненависть, вызванные отъемом детей, растут и многократно нагнетаются СМИ и комментаторами в интернете. Результат такого накопления негативных эмоций может выразиться в серьезном взрыве, жертвами которого окажутся представители органов опеки и полицейские, всего лишь стоящие на стороне закона и выполняющие свою маленькую функцию в большом механизме государственного киднеппинга. Чтобы избежать этого, родителям необходимо пересмотреть свои методы воспитания детей в условиях западной жизни, а финнам — законы о насильственном государственном опекунстве.

 

Статья написана с использованием материалов тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Автор: Светлана Фронтцек

5 (100%) 3 Голосов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость