Просмотров: 484

День похорон ненависти. Как коронавирус должен нас изменить?

Трудно не жить с людьми, а понимать их.

Жозе Сарамаго «Слепота»

В нашей маленькой и территориально, и по населению европейской стране паника начала накатывать тогда, когда за день количество заразившихся выросло на 50 процентов.

Просто от факта, что вот заболело 17 человек — а уже 41 и еще три дня они ходили везде и еще не знали, что заразились, было страшно. Цифры росли, а правительство отмалчивалось. Зато СМИ и соцсети были полны противоречивой информацией. Комментарии накаляли обстановку, брызгали ядом и поливали грязью.

Паника. Это слово не произносилось пока, но предчувствие надвигающейся опасности уже замечалось. Достаточно только подумать, что болезнь рядом, как начинают дрожать руки, слабеют ноги и темнеет в глазах. Достаточно одной мысли, чтобы вирус страха проник внутрь и начал размножаться.

Как коронавирус должен нас изменить_картинка

Люди осаждают магазины, разбирая продукты и воюя за рулон туалетной бумаги. Хищно всматриваются в чужие тележки, не набрал ли кто лишнее.

Возле пустой полки с макаронами мужчина задумчиво держит в руках доставшиеся ему последние две пачки. Постояв минуту, он кладет одну пачку обратно. Очередь в кассу растягивается на полмагазина. Каждый старается сохранять дистанцию. Мужчина с пачкой макарон подходит к жене и наклоняется, чтобы положить продукты в корзину.

Вы зачем ко мне придвинулись? — истеричный женский голос заставляет многих вздрогнуть и посмотреть на мужчину. И в самом деле, он оказался на расстоянии около полуметра от впереди стоящей женщины.

Заразить меня хотите?

Все насторожились.

Здесь заболевший? Как он посмел? У людей совсем нет совести, — гудит очередь.

Беспокойство, страх, раздражение мгновенно прокатывается в толпе и нацеливается на мужчину. Ему уже слышится: «Ату его, ату!», когда жена подхватывает его под руку и громко говорит: «Женщина, проходите вперед, касса освободилась».

Поселившийся в людях страх делает их непредсказуемыми и опасными. И уже не знаем, чего бояться — эпидемии или самого человека. Стоит закашлять в толпе….

Пригородные электрички, городской транспорт, улицы полупустые. Страна функционирует наполовину. Правительство пытается сдержать пик заболевания, объясняя населению про мытье рук, чихание в локоть и по возможности сведение контактов к минимуму. Ограничены массовые мероприятия, закрыты школы, предлагается по максимуму работать дома. Мы прячемся по домам и запираемся на замок.

В электричках метро стараются садиться на отдельные сидения. В вагон входит пожилой человек с костылем. Выбирает ближайшее место. Устраивается рядом. Ему удобно вытянуть негнущуюся ногу в проход. Вертится, наклонятся ко мне, что-то бормочет. Ловлю себя на том, что шарахаюсь от него. Нет, не телом. Внутри.

День похорон ненависти_картинка

Внешне просто поднимаю повыше шарф и склоняюсь над книгой. Куда он направляется? Пожилые люди и так в зоне риска, а уж во время эпидемии точно лучше дома посидеть. В соседней стране заявили, что на всех аппаратов ИВЛ не хватит, поэтому будут спасать в первую очередь молодых, а старики уже пожили. А дальше? Какой выбор, кого спасать сначала? Коренных жителей или «понаехавших»? Белых или черных?
Хотя у нас повсюду развешивают плакаты с призывом и изображением пожилых людей: «Хочешь помочь соседям и не знаешь как? Обратись в «Солидарность» и помоги принести еду, лекарства и все виды помощи тем, кто действительно должен оставаться дома».

Старик выходит через две остановки, а я переворачиваю страницу.

Забавно, что люди говорят о будущем так легко, будто оно в их руке, словно в их власти в соответствии с требованиями текущего момента отдалить его или приблизить…

Жозе Сарамаго «Каин»

Да, забавно. Теряя почву под ногами, веру в поддержку государства, кто-то обрастает вирусными шипами подозрительности и ненависти, а кого-то страх ослепляет до поразительного легкомыслия. За циничным стебом, гуляющим по соцсетям, прячется желание снизить температуру панического ужаса перед будущим, поселить беспечность и отрицание реальной опасности ситуации. Бравада и пофигизм так же опасны, как и паника: косность и инертность мешают принимать и выполнять необходимые коллективные меры.

Человечество знает черные дни прошлых эпидемий чумы, испанки, полиомиелита, Эбола. Такова природа человека — нам не избежать вирусов, поэтому мы будем болеть и некоторые будут умирать. Однако каждый такой случай массового заражения имеет глобальный смысл, важный для всего человечества. Только вот мало кто задумывается: и к чему все это было? Люди склонны забывать свои опасения, обретая утраченное.

Но если мы забываем, не понимаем происшедшего, вирус возвращается. Микроскопический вирус ломает не только межгосударственные экономические структуры, он вынуждает увидеть нашу эгоистическую природу, наше желание использовать ближнего и даже уничтожить его. Мы видим, но мы слепы.

Воистину, хуже слепца тот, кто видеть не хочет.

Жозе Сарамаго «Слепота»

Вирус пришел, чтобы показать нам нашу сердечную слепоту.

Любое массовое заболевание разъединяет, делит людей. При угрозе общая паника и страх давят иммунитет, поэтому такие эпидемии — это не только проверка на накопленный уровень здоровья, но и на устойчивость к эмоциональному заражению. Заражение страхом, злобой, ненавистью. Мы не желаем друг другу добра. Злые взгляды, осуждающие слова — это и есть вирусы, передающиеся от человека к человеку.

Сценарий существования человечества предполагает устранение алчности и эгоцентризма, объединение ради помощи и счастья других людей, развитие особого чувственного взаимодействия между нами. Ощущение другого как «я — это ты». И значит, этот мир — тоже я. Причиняешь боль другому — причиняешь боль себе.

Остановить в самом себе чувство ненависти и неприязни — мы все одной крови. Найти в своем сердце чувство благодарности людям. Уже несколько вечеров в дни карантина в нашей маленькой стране мы открываем окна, выходим на балконы и аплодируем. Это почтительная благодарность медикам, которые оказались на передовой и прежде всего подвержены риску заболеть. Многие из них не уходят домой к детям, к родным, после смены они идут в отель и утром вновь возвращаются на работу.

Мы сохраняем спокойствие ради помощи родным и близким. Наше намерение человечного отношения к друг другу может излечить любые болезни. Диктор вечерних новостей на нашем телевидении изменила прощание.

«Я не буду говорить вам обычное «Спокойной ночи». Я очень хочу, чтобы никто не болел. Я хочу, чтобы мы объединились в противостоянии этой болезни и поддерживали друг друга. Будьте внимательны, чаще звоните родным, помните о пожилых соседях. Терпения нам всем и милосердия».

Верю, что в будущем обязательно наступит радостный день похорон ненависти.

Автор Татьяна Кунигель
Корректор Наталья Коновалова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

1 комментарий

  1. Яна

    Спасибо, так хочется понять, что происходит и как к этому относиться. Согласна, что паника и бравада плохие спутники.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com