Просмотров: 2 055

Почему я хочу умереть …

ЧТО ТАКОЕ СУИЦИД?…

Суицид — запретная негласно и вместе с тем притягательная тема. Одни относятся предосудительно, замалчивая известные им трагические случаи, другие в недоумении пожимают плечами, отводя от себя марь: «он ни в чем не имел недостатка». Самоубийство… Пугающий туман неизвестности блуждает среди людей, которые не хотят жить, поступившихся земным счастьем, не посчитавшихся с мириадами земных возможностей, променявших всё на выпавший случай приблизить конец. Почему человек хочет умереть вопреки всему, что предлагает ему жизнь?

умереть1

В обществе подобные мысли о суициде зарождают неосознаваемое смятение — они не выгодны тем, кто призван охранять физический мир. Поэтому потенциальных самоубийц зачастую обходят стороной, не замечают, улавливая лишь картинку, демонстрацию: «сумасшедший самоистязатель», не делая попыток заглянуть в душу страдающего человека, безмолвно стенающую в пустоту. «Протяни руку помощи, не ускользай, брось спасительный круг, не оставляй; как же отключить это непрестанное бормотание, до колик давящее и изматывающее, как погасить эту безмерную усталость и выйти из замкнутого плена? Томительные дни и тоскливые ночи, высасывающие силы, опустошающие тело – эту оболочку, этот кокон, в котором так тесно. Может тело – тюремная решетка, наказание за какую-то неведомую жестокую провинность? Это всё невыносимо, и мне хочется умереть.

Суицид как разрастающаяся эпидемия, как чума XXI века, одним безжалостным щелчком раскаленного кнута способная свести в могилу заплутавшего: будь то потерянный юнец, раздавленный антагонизмом чужих оценок и назревающих внутренних противоречий; будь то успешный карьерист, покоривший подвластные ему вершины, но скатившийся вниз под грузом вопросов, толкающих прочь от привычных занятий; а может это порядочный гражданин, ударивший в грязь лицом и не сумевший оправиться от дискомфорта? Мать, потерявшая ребенка, или отъявленный негодяй, раскаявшийся в преступном прошлом, но не умеющий преломить черту? У любого человека, свернувшего с тропы стабильности и уверенности, лишенного веры в собственную адекватность, могут возникнуть мысли о суициде, и он окажется в группе риска.

Окунувшись в вязкую хмурость безнадежности, блуждая по зыбким волнам заполоняющей пространство тоски, мы оказываемся не в силах противостоять утягивающему нас в бездну водовороту; всё чернее и сумрачнее становится мир, язвительнее и невыносимее протяжные звуки в голове, скрип, стук, шипение наползающих змей – ядовитых смертоносных мыслей, и лишь одна остается пульсировать чистой невесомой ноткой надежды: я хочу умереть, там – за гранью – ничего этого не будет, — и улыбка на устах, сменяющаяся бессменным потоком слёз: надежда, перемежающаяся с неосознанным страхом.

умереть2

Так почему мы тянем, почему не делаем этот шаг? Почему не оправдывает себя скрупулезный хладнокровный расчет? Возвращаемся, ищем, ждем помощи с небес, в каждую минуту готовые сорваться и осуществить свое последнее намерение.

Самоубийство – роковой шаг, срывающий трос от точки возврата. Но мы ещё живы, а, значит, ещё не всё потеряно. Суицид – неоправданный вызов природе, и в наших руках переступить через себя осознанием причин и суметь повернуться к природе лицом.

Есть люди, которые совершают самоубийство спонтанно, под влиянием аффекта или события, выступающего в роли последней капли и смертельного удара. А есть те, для кого смерть предпочтительней, нежели мучительное амёбное существование – душевная боль захватывает тело целиком, скручивая судорогами мышцы, мешая выпрямиться и глотнуть наконец свежего исцеляющего воздуха, — отхаркиваясь, шепчем, ловя губами желчную отраву: «хочу умереть». Но смерти ли жаждет человек, в отчаянии прибегая к попытке суицида? Он странствует во мраке гнетущего страдания, тыча пальцами в окружающий равнодушный вакуум, наугад, и не получает даже мимолетного отклика? Или это раскалена до предела его растравленная сердечная рана – пытка, сбивающая фокус? А вдали мельтешащая точка – один удар, и страданию придет конец.

Чаще всего человек, готовящийся совершить самоубийство, не в состоянии ответить себе на вопрос, что именно родило эту боль. Злоключения и провалы, неудачи и отторжение, отсутствие будущего? Но ведь многие переживают неприятности, мгновенно активируясь при их возникновении, проявляя чудеса изобретательности и бросая все ресурсы на разрешение проблем. Человек, который не хочет жить, находит объяснение этому феномену в своей слабости и несовершенстве, отсутствии адаптации к условиям жизни, — занижает самооценку, опуская её до критической отметки. В итоге малейший сбой в системе вводит его в ступор, лишает сил и вгоняет в депрессивное состояние. А что уж говорить о крупных катастрофах, крушении гигантских планов, смерти близких, — отличие лишь в том, что всё это не причины, а лишь поводы для того, чтобы добить и без того раздираемую болью и сомнениями душу.

Неуемным вихрем захлестнет это дикое ощущение опустошенности и бренности жизни; клейкое, неотвязное, сопровождаемое неугасающей мигренью, сдавливающей виски; как неуловимая моль разъедающее душу, заставляя её разрываться и пульсировать в бешеной агонии всё нарастающей боли. Вопиющее безмолвие внутри и резонирующий гомон снаружи, разрывающий и обволакивающий липкой навязчивой пленкой так, что хочется взвыть в высоту о приближении конца, о прекращении этого безумия, о выходе из убийственной схватки с самим собой любою ценой: дезертиром, невольником, пораженным, — погрузиться в вечный покой, безмятежную мглу без докучливой сутолоки повседневности, без добивающих неуместными остротами чужих суждений, реализовав непреодолимую тягу к саморазрушению.

Впервые сквозь клокочущий гул и дребезжание искореженной мучительным прессом черепной коробки сознание улавливает мысль: не хочу жить. Жизнь стала невыносимой, и чья тому вина? Почему я так хочу умереть, и почему именно Я дошел до грани отчаяния, ступора, безнадежности, оказавшись последним слабаком, не сумевшим справиться с грузом проблем, Я – чьи запросы были столь велики, надежды похвальны, а в итоге всё разбилось о каменную кладку суровой реальности…

умереть3

Суицид – скачок в объятия вечности, но это скачок без билета и без очереди, и штраф может оказаться столь же непредсказуемым, как и всё, что касается запредельности. Так оправдан ли риск, и зачем умирать?

Убийственный миф или пущенный кем-то слух, будто бы решившийся на самоубийство молча исполнит суровую казнь над самим собою. Мечется как загнанный в угол затравленный зверь: беззащитный, беспомощный, бесприютный, — обхватив колени в отчаянной серости чердака или на бешеной скорости сметая серую пыль автострады, — снедаем удручающим осознанием выпавшей  на свою долю участи.

Человек ощущает свое тело, и в дискомфорте – отрыв от него души; можно считать, что душевная боль – это рассоединение, рассогласование двух взаимозависимых элементов: тела и сознания. Человек не отдает себе в этом отчет, выискивая знаки и подтверждения своим мыслям, интуитивно предвосхищая то, что найдется кто-то или что-то, что развеет иллюзию, избавит от страданий и вернет потерянную способность получать удовольствие от жизни. Рассуждения на тему «как быстро умереть, можно ли умереть безболезненно и с высокой эффективностью» — первый признак того, что человек нуждается в помощи. Он может играть словами иначе, делая слепки из цитат, формируя собственные тезисы, касающиеся смерти, суицида, отсутствия смысла жизни. Он ненавязчив, ведь это проверка: «а вдруг», ведь на карту поставлено многое. Но если разочарование одерживает победу, то вполне возможно, что попытка суицида неизбежна.

Суицид – как бич современного общества, обманом затянутого в пропасть убогих и пресных увеселений, ложных ценностей, букетом праздности и раздрая взрывающих телеэфир; как песок, щекотливо и раздражающе скрипящий на зубах вместо ожидаемой сладостной истомы.

«Хочу умереть, помогите умереть», — так тошнотворен и невыносим этот яд, любезно поставляемый душегубами-благожелателями, взращиваемый с таким сладострастным лицемерием, мгновенно забивающий любые пробоины и пути к отступлению. Ты окружен, втиснут в тесную клетку, но ты чужеродный элемент, и твой выбор – страдать или исторгнуть себя вовне под гогот тех, кто намеренно свел тебя в могилу. Невостребованность, неприемлемость твоих взглядов – твои спутники и защитная сетка хохочущей толпы, изощренный способ оградиться от сумасшедших мыслей, которых она просто-напросто смертельно боится.

Ведь если Ты дошел до этого края и готов уже сорваться и полететь, то значит, есть какая-то сила, по силе притяжения соперничающая с земной. И кто знает – кого следующим заманит она в свои объятия…

умереть4

Самоубийство – не приговор. Опустим тех, кто уже закончил свой путь, шагнув в пучину безмолвного отчаяния, и поговорим о тех, кто балансирует на тонкой грани, но кого ещё возможно склонить к верному пути.

Через осознание и осмысление истинных причин, которые рождают мысли о суициде и толкающих на самоубийство, через кропотливую, но увлекательную работу над собой. Природа не ошибается, и каждому из нас дан тот спасительный шанс, в который мы сами должны вцепиться и не позволять себе ослаблять хватку.

Вы замечали, наверное, что мыслям о суициде чаще подвержены люди, не имеющие крепкой опоры, собственной социальной ниши, где их бы понимали и поддерживали те, кто думает и чувствует в унисон. Это люди, полностью погруженные в свое страдание, не способные выйти в реальный мир, но это вовсе не значит, что они этого не хотят. Они бегут от страданий, зарываясь в тяжелую музыку, глуша боль алкоголем, но подобное освобождение – временно, и человек, решившийся на самоубийство, это понимает.

Самоубийца – это тот, кто обратился в бегство от страдания, вызванного неосознаваемым по сути неисполненным желанием. Это огромное желание — истинная причина суицида, оно рвется наружу, но подавляется крайним эгоцентризмом и неумением выглянуть за пределы собственного Я. Это желание постичь сокрытое, разгадать непостижимое, слиться в едином ритме с Вселенной, достичь гармонии и духовного света. Идеалы, осуществлению которых так мешает бренное тело и несовершенный физический мир. Как легко умереть, выкинуть тело в форточку и забыть обо всем. Мы не отдаем себе отчет, что это навсегда. Что это – Смерть.

Осознание стирает боль. И здесь невозможно справиться в одиночку, замкнувшись внутри себя. Раковая клетка убивает саму себя. Тренинг по системно-векторной психологии – это одна из возможностей переступить черту, выйти из мертвой петли и почувствовать, как губительные мысли постепенно отступают, уступая место счастью и наслаждению.

Многих интересует вопрос о том, как умереть. Нужно быть безумцем, наркоманом или фанатиком, чтобы сжечь себя заживо или совершить харакири. Обычно люди выбирают более доступные способы: сигают с верхних этажей, пускают кровь из вен, глотают пачками снотворные препараты, реже бросаются под колеса. Но ни один из этих способов не гарантирует желаемого исхода. Суицид – это дикий ужас от содеянного и разрушение души, изначально чистой и готовой приступить к исполнению предназначенной ей миссии.


В чём смысл Жизни? Депрессия? Суицид? Откровение?

Есть те, кто нуждается во внимании, заявляя «помогите умереть!» Или пытается отомстить таким нелепым способом, эти люди, как правило, выбирают экстравагантные способы смерти, шокирующие целевую аудиторию и случайных свидетелей. Причина таких суицидов в переизбытке свободного времени и невысоком культурном уровне человека. А есть люди, для которых мысль о самоубийстве – последняя отрада и пристанище, и единственное, что обнадеживает. Мы ведь понимаем, что нам что-то мешает, но не можем нащупать это. Мучаемся в неведении, как мушки, попавшие в смертельную сеть. А выход – есть. И он близко. Нужно всего лишь захотеть и довериться тем, кто уже прошел все эти этапы. Осознать, чего же мы по-настоящему желаем – смерти ли?…

В заключение скажу, что настоящий потенциальный самоубийца – это страдающий звуковик. И никто другой. Демонстрации свойственны зрительнику, который говоря «хочу умереть», только картинки сострадания и безраздельного внимания к себе рисует в своей голове, а по случайности или по моде «прыгнуть со скалы» может кто угодно. Но единственный, кто улавливает вибрации запредельности, кто более-менее представляет, куда хочет попасть (ошибается, конечно же) – это звуковой вектор.

На тренинге происходят настоящие перевоплощения из человека страдающего и угнетенного в человека здравомыслящего, осознающего свою цель и получающего колоссальное удовольствие от жизни. От депресиии и мыслей о суициде не остается и следа, разве что в качестве слабого остаточного явления, со временем тоже исчезающего. И тело тоже перестает быть помехой, обращаясь в верное служение и преданность идее. А смерть – никуда не уйдет, и однажды всё равно настигнет любого. Так есть ли смысл торопить?

Автор: Светлана АНДРЕЕВА, психолог.

 

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-вектороной психологии Юрия Бурлана
 

Впечатления после тренинга

Массовые нехватки в звуком векторе сегодня приобретают всеобъемлющий, пугающий масштаб целого поколения. Самый значимый и повторяющийся результат тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана — избавление от бессонницы, депрессивных состояний, апатичности, суицидальных мыслей. Об этом рассказали многие люди.

Снимок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О проекте

SVP Journal – портал независимых экспертов, психологов и системно мыслящих людей, которым есть, что сказать. Единственный новостной сайт, который освещает события на базе знания психики человека. Каждая статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

SVP Journal – это проект, позволяющий осознать реальность заново.

Случайная новость